Guns of Navarone

  • strict warning: Non-static method view::load() should not be called statically in /home/skyfirst/domains/white-russian.ru/public_html/sites/all/modules/views/views.module on line 879.
  • strict warning: Declaration of views_handler_filter::options_validate() should be compatible with views_handler::options_validate($form, &$form_state) in /home/skyfirst/domains/white-russian.ru/public_html/sites/all/modules/views/handlers/views_handler_filter.inc on line 589.
  • strict warning: Declaration of views_handler_filter::options_submit() should be compatible with views_handler::options_submit($form, &$form_state) in /home/skyfirst/domains/white-russian.ru/public_html/sites/all/modules/views/handlers/views_handler_filter.inc on line 589.
  • strict warning: Declaration of views_handler_filter_boolean_operator::value_validate() should be compatible with views_handler_filter::value_validate($form, &$form_state) in /home/skyfirst/domains/white-russian.ru/public_html/sites/all/modules/views/handlers/views_handler_filter_boolean_operator.inc on line 149.
  • strict warning: Declaration of views_plugin_row::options_validate() should be compatible with views_plugin::options_validate(&$form, &$form_state) in /home/skyfirst/domains/white-russian.ru/public_html/sites/all/modules/views/plugins/views_plugin_row.inc on line 135.
  • strict warning: Declaration of views_plugin_row::options_submit() should be compatible with views_plugin::options_submit(&$form, &$form_state) in /home/skyfirst/domains/white-russian.ru/public_html/sites/all/modules/views/plugins/views_plugin_row.inc on line 135.
  • strict warning: Non-static method view::load() should not be called statically in /home/skyfirst/domains/white-russian.ru/public_html/sites/all/modules/views/views.module on line 879.
  • strict warning: Non-static method view::load() should not be called statically in /home/skyfirst/domains/white-russian.ru/public_html/sites/all/modules/views/views.module on line 879.
  • strict warning: Non-static method view::load() should not be called statically in /home/skyfirst/domains/white-russian.ru/public_html/sites/all/modules/views/views.module on line 879.
  • strict warning: Non-static method view::load() should not be called statically in /home/skyfirst/domains/white-russian.ru/public_html/sites/all/modules/views/views.module on line 879.
  • strict warning: Declaration of views_handler_argument::init() should be compatible with views_handler::init(&$view, $options) in /home/skyfirst/domains/white-russian.ru/public_html/sites/all/modules/views/handlers/views_handler_argument.inc on line 745.

«Guns of Navarone» - «Пушки острова Наварон» так назывался голливудский фильм вышедший на экраны в 1961 году, снятый по книге Алистера Маклина. В фильме блистают звезды мирового кинематографа Грегори Пек, Энтони Куинн и Дэвид Найвен. Можно конечно обсуждать достоинства и недостатки сценариста, спецэффекты, блестящую игру актеров и много что еще, но  меня всегда  интересовал один вопрос – реальные ли события нашли свое отражение в боевике?

Сюжет фильма незатейлив, как впрочем многие другие фильмы про войну. 1943 год. Идёт Вторая мировая война. Группе британских коммандос приказано уничтожить немецкую береговую батарею с парой крупнокалиберных орудий, расположенную в труднодоступном и хорошо охраняемом каземате на острове Наварон в Эгейском море. Уничтожение батареи позволит провести мимо острова британский конвой, направленный для срочной эвакуации с острова Керос 2000 британских солдат.

 Когда я стал путешествовать под парусами в регионе описанном в романе и фильме, у меня представилась возможность лично побывать в этих местах и провести собственное «расследование» на тему – фильм вымысел или правда? Оказалось ни то и не другое. Названия островов персонажей вымышлены, а события искажены. А в чем же правда – а правда в том, что в действительности события, послужившие отправной точкой для автора книги и сценария, хотя намного трагичнее вымышленных, но в той же степени интереснее чем в фильме и реальные герои битвы за Лерос – итальянские моряки и артиллеристы, которые не захотели сдать остров своим бывшим союзникам немцам, после выхода Италии из войны осенью 1943 года. Они изначально были обречены на поражение, но  предпочли гибель и плен, бесчестью. При этом капитуляцию Италии во второй мировой войне, они видимо бесчестьем не считали, поскольку большинство итальянцев не испытывали энтузиазма отправляясь умирать в Россию и Африку.

В фильме все лавры достаются британцам, а итальянцы не упомянуты вовсе – что не удивительно, ведь Алистер Маклин британский писатель и во время войны служил на кораблях Королевского военно-морского флота. Я побывал на острове Лерос, который послужил прототипом для автора, облазил батареи, казематы. Посмотрел патетические надписи на их стенах, пообщался с местными жителями, прочитал различные исследования по теме и потому решил выложить на этой странице главу «битва за Лерос» из книги историка Марка Антонио Брагадина «Италия во второй мировой войне. Сначала я думал  написать свой рассказ или исследование, сравнивая в деталях фильм и реальность, но потом передумал и выкладываю главу без купюр - в тексте присутствуют лишь мои комментарии и фотографии.  

Военно-морская 76 мм. батарея PL 906 на горе Муплогурна, надпись на стене каземата: "мы лучше погибнем в сражении, чем умрем не увидев родины"

Тем временем на далеких Додеканезских островах итальянцы и англичане установили еще более тесные узы, скрепленные совместно пролитой кровью. В условиях, сложившихся после перемирия, Додеканезы, которые принадлежали Италии, и те из греческих островов, которые были оккупированы итальянцами, были окружены островами, захваченными немцами. Над всем районом доминировали немецкие воздушные базы на Крите. Конечно, теперь немцы были крайне заинтересованы в установлении полного контроля над всеми островами, чтобы устранить угрозу юго‑восточному краю своего оборонительного периметра. Кроме того, устранялась угроза атаки союзников в направлении Балкан.

Додеканезы, так же как и захваченные итальянцами греческие острова, были крошечными кусочками суши с небольшими гарнизонами, исполнившими в основном полицейские функции. Немцы начали стремительное наступление и уже 9–12 сентября захватили много мелких островков. В то же время обманным путем, под прикрытием переговоров германские войска – армейская дивизия и несколько зенитных батарей – которые находились на Родосе, в столице Додеканезов, сумели устранить возможность сопротивления сильного итальянского гарнизона и добиться его капитуляции. Однако немцы не решились на немедленную оккупацию Лероса, хорошо защищенной итальянской военно‑морской базы, и соседних островов Кос, Калимнос, Стампалия, Никария, Самос. 13 сентября немцы послали по радио предложения этим островам принять делегации для обсуждения условий почетной сдачи. Адмирал Машерпа, командующий военно‑морской базой на Леросе, резко ответил, что не примет никаких представителей. Тем не менее, стало ясно, что как только немцы соберут достаточные силы, они попытаются захватить эти острова. Адмирал Машерпа приготовился отразить удар.

Лерос прикрывали 24 морские батареи, всего около сотни орудий всех калибров и типов, начиная от 76‑мм зениток до береговых 152‑мм батарей. Гарнизон состоял из 5500 моряков, половина из которых составляли расчеты батарей, пулеметных точек и прочих оборонительных сооружений. Вторую половину составляли административные и технические службы военно‑морской базы. Мобильные силы гарнизоны были невелики – всего 1 пехотный батальон, около 1000 человек с устаревшим оружием. Почти все солдаты и матросы на Леросе были резервистами, призванными по случаю войны, или солдатами старших возрастных категорий. Почти сорок месяцев тянулось относительное бездействие, хотя жизнь на изолированных постах, разбросанных по горам, комфортабельной не назовешь. Однако все солдаты, как один, дружно откликнулись на призыв адмирала Машерпы и были готовы сражаться до конца.

Было очевидно, что осажденный гарнизон без поддержки с моря долго не продержится. Воздушная поддержка была еще более важна. Батареи на острове, хотя и находились в хорошем состоянии, были устарелых проектов, и орудийные позиции были совершенно открытыми. Помня опыт Мальты и Пантеллерии, легко было предсказать, что остров не выдержит сильного удара с воздуха, если союзники не перебросят сюда адекватные воздушные силы. Но если немцы могли бросить против Лероса всю свою авиацию Балканского сектора, то адмирал Машерпа имел в своем распоряжении только маленькую посадочную полосу на острове Кос и 3 или 4 самолета. Лерос, полностью покрытый горами, не имел аэродромов. Более того, для противодействия высадке с моря Лерос имел только 1 старый эсминец и несколько торпедных катеров.

Очевидно, что в интересах союзников было удержать Лерос и соседние острова, имеющие важное стратегическое значение. Но в действительности союзники даже в самые критические моменты битвы прислали мало войск, самолетов не прислали вообще. Поддержка с моря тоже отсутствовала. Мы не будем обсуждать тот комплекс военных и политических причин, которые подтолкнули союзников действовать именно так. Эту критику, причем достаточно резкую, можно найти в работах историков союзных держав.

Пока немцы готовили атаку, 16 – 20 сентября на Лерос прибыло около 1000 британских солдат, вооруженных только стрелковым оружием. Потом прибыли еще несколько мелких подразделений, итальянские корабли помогли разместить их на соседних островах. В качестве командующего сектором прибыл британский генерал Бритторес, однако он оставил адмирала Машерпу командовать итальянскими силами и гражданским населением. Британский батальон расположился в центре острова, и через несколько дней установились самые сердечные отношения между англичанами и итальянцами на всех уровнях. Эти отношения позднее, во время ожесточенных боев, превратились в настоящее братство по оружию.

Немцы начали свое наступление 26 сентября. Они использовали метод, который сейчас в подобных случаях стал классическим. Первым этапом стали бомбардировки, интенсивность которых постепенно увеличивалась, а частота – возрастала. Их целью было систематическое уничтожение оборонительных сооружений и истощение физических и моральных ресурсов обороняющихся войск. Это воздушное наступление продолжалось без перерыва в ходе всей битвы, то есть 52 дня. Интенсивность налетов достигла исключительной величины, учитывая малые размеры острова. Взлетая со своих аэродромов на соседних островах, германские бомбардировщики постоянно висели в воздухе, поливая обороняющихся градом бомб и снарядов. Перерыв делался только на пару часов глубокой ночью, и то не всегда. Один раз воздушные налеты продолжались 72 часа без перерыва. «Много хуже, чем на Мальте», – говорили англичане, и к этому нельзя ничего добавить.

Задача противовоздушной обороны легла целиком на плечи итальянских батарей, так как английские войска имели оружие, пригодное только для отражения десанта. Некоторое представление об интенсивности налетов дает тот факт, что зенитные батареи выпустили более 150000 снарядов и примерно 1000000 пулеметных патронов. К счастью, еще до войны итальянский флот запас более 200000 снарядов в подземных артпогребах, и потому не было необходимости экономить. Тем не менее, из‑за интенсивности стрельбы некоторые типы боеприпасов подошли к концу после нескольких недель практически непрерывных боев. По этой же причине вышло из строя множество орудий.

Много вражеских бомбардировщиков стали жертвами огня итальянцев. По различным оценкам, было сбито не менее 200 самолетов. Однако бомбы продолжали сыпаться тысячами. В результате через несколько дней все корабли в порту, как итальянские, так и британские, были потоплены. Через пару недель были полностью уничтожены пес сооружения военно‑морской базы, большая часть батарей подавлена, все дороги и линии связи разрушены. После этого подразделения на отдаленных изолированных укреплениях начали испытывать голод. Помимо бомб немцы сбрасывали пропагандистские листовки с угрозами. Типичной была такая: «Моряки Лероса! Если вы не сдадитесь, то, когда мы высадимся, жестоко покараем вас!» Немцы не скрывали, что считают итальянских военных партизанами, стоящими вне закона. Поэтому они подлежали немедленной казни после захвата в плен. Однако, несмотря на все это, никто из итальянцев не дрогнул. Свидетелями героических дел итальянцев стали присутствовавшие на острове англичане. Даже расчеты уничтоженных батарей желали оставаться на своих постах, чтобы продолжать сражаться ручным оружием.

Девиз защитников на одной из батарей: "повиноваться, верить, сражаться" - бетон навсегда запечатлил отчаянную решимость итальянцев защищаться до конца.

Тем временем 3 октября немцы приступили к захвату островов вокруг Лероса, уничтожив их оборонительные сооружения массированными бомбардировками. Они начали с Коса. В первую очередь был захвачен аэродром, чтобы помешать союзникам использовать истребители в этом районе. Несмотря на упорное сопротивление маленьких итало‑английских гарнизонов, к 22 октября в руки немцев попали все острова, за исключением самого Лероса. Лерос теперь оказался в еще более тесном кольце и подвергался еще более сильным бомбардировкам. Тем не менее, британские корабли сумели доставить на остров еще 2 английских батальона и некоторые припасы, хотя при этом 6 кораблей были потоплены германскими бомбардировщиками возле Лероса. 6 итальянских подводных лодок совершили множество рейсов между Хайфой и Леросом, также приняв участие в рискованных операциях по доставке снабжения на остров.

К несчастью, присланные предметы снабжения оказались не теми, которые запрашивал гарнизон. Хотя они и не были совершенно бесполезны, проку от них было мало. 1 ноября генерал Тинли принял командование на острове у генерала Бриттореса и немедленно начал составление тактических планов противодействия высадке. Его предшественник пренебрегал такими планами. Генерал Тинли преуспел не больше Бриттореса в деле вышибания необходимых припасов. Только при поддержке с моря и воздуха можно было надеяться отбить с штурм, но Тинли не получил ни той, ни другой. Тем временем немцы собирали войска, парашютистов и десантные суда на островах вокруг Лероса, и гарнизон не мог этому воспрепятствовать. Единственное, что можно было сделать – попытаться помешать сосредоточению войск на Калимносе. Остров был в пределах досягаемости 152‑мм батарей Лероса, и они регулярно стреляли по Калимносу до самого конца. Эти обстрелы вынудили немцев отказаться от идеи использовать Калимнос как промежуточную базу. Однако только корабли и самолеты союзников с баз Среднего Востока могли помешать им использовать для этой цели другие острова. Но союзники не вмешались.

Утром 7 ноября началась вторая фаза битвы за Лерос. Бомбардировки с воздуха стали еще более интенсивными. Немцы считали, что материальные и моральные возможности защитников полностью исчерпаны. Противник надеялся, что остров сам упадет к нему в руки. «Много хуже, чем на Мальте», – продолжали говорить англичане. Хотя теперь у артиллеристов не оставалось времени ни поспать, ни перекусить, а орудия были изрешечены, итальянские батареи каким‑то чудом продолжали стрелять. Однако, несмотря на все усилия, к вечеру 11 ноября, когда началась последняя фаза битвы, в строю осталось совсем немного орудий, а почти все противодесантные сооружения были уничтожены. Более важным стало то, что в двух секторах – на севере и северо‑востоке острова – орудий вообще не осталось. Однако существовала надежда, что в случае высадки немцев в этих районах вмешаются англичане и сорвут высадку. Эта надежда была вполне обоснованной, так как немцы не располагали сколь‑нибудь значительными морскими силами. Поэтому флот союзников мог легко уничтожить десантные суда и перерезать линии снабжения высадившихся войск.

Тем не менее, в течение ночи 12 ноября немецкие силы вторжения сумели без помех подойти к Леросу с трех направлений. На юге попытка высадки была легко отражена береговыми батареями. Но на севере и северо‑востоке, где артиллерии не осталось, немцы сумели высадиться на берег в двух местах. Гарнизоны местных укреплений упорно отбивались и даже ходили в штыковые атаки. Большая часть людей погибла. Те, кто попал в руки немцев, были немедленно расстреляны до последнего человека.

В этот момент высадившиеся силы немцев были еще слабы и разрозненны. Мощная атака крупных мобильных подразделений могла легко сбросить их обратно в море. Но генерал Тинли, который командовал мобильными силами, решил, что лучше дождаться утра. Однако, когда настало утро, интенсивность бомбардировок достигла максимума, а в центре острова высадился сильный парашютный десант. Силы обороняющихся были разрезаны надвое.

Мобильные силы англичан не противодействовали и парашютному десанту. Более того, ближе к вечеру генерал Тинли решил, что создалась критическая ситуация. Он приказал уничтожить все секретные документы и созвал военный совет. Адмирал Машерпа предложил контратаковать немедленно всеми наличными силами, а не дробить их на кусочки. Генерал Тинли снова отложил атаку до утра 12 ноября. Однако контратака так и не состоялась, и немцы получили время подвести подкрепления. Причина этой задержки осталась неясной, однако она имела роковые последствия. В тот же вечер полковник, командовавший итальянским батальоном, напрасно пытался добиться разрешения контратаковать собственными силами. Однако Тинли не разрешил двигаться с места. Он возражал особенно упорно потому, что командование силами союзников на Среднем Востоке приказало ему не использовать итальянские силы в качестве мобильных соединений.

Днем 13 ноября основная тяжесть борьбы пала на итальянских моряков на батареях и укреплениях, которые немцы пытались очистить. Наконец ночью генерал Тинли бросил английские силы в атаку на один из германских плацдармов. Мужественно сражаясь, английские солдаты заставили немцев отступить. Однако флот союзников не появился, и немцы беспрепятственно доставили подкрепления по морю. На следующее утро они не только вернули потерянное, но и расширили свою территорию, прорвавшись вглубь укрепрайона. Теперь борьба, не теряя своей ожесточенности, распалась на множество мелких схваток, что тоже было в пользу немцев. После двух дней таких боев, вечером 15 ноября адмирал Машерпа потребовал от генерала Тинли разрешения провести ночью решительную атаку всеми силами итальянцев. Эта атака должна была обрушиться на все главные позиции немцев. Хотя большая часть итальянцев была кем угодно, только не обученными рукопашному бою пехотинцами, у Машерпы еще оставалось около 5000 человек, и все они были полны отваги и надежды. Отчаянная попытка общего наступления все еще могла сбросить главные силы немцев в море. Однако генерал Тинли в очередной раз заявил, что бой безнадежно проигран, и отклонил это благородное предложение.

На следующее утро немцы высадили дополнительные войска с моря и с воздуха. Вокруг уцелевших узлов сопротивления продолжались яростные бои. Теперь итальянцы и англичане сражались бок о бок. Они вместе проливали кровь и соперничали в доблести. Генерал Тинли, осажденный со своим штабом в подземных казематах, лично отбивал атаки. А неподалеку горстка итальянских моряков и британских солдат проявляла чудеса героизма, сражаясь среди разбитых орудий уничтоженной батареи. Несмотря ни на что, многие батареи продолжали стрелять по германским войскам и самолетам, хотя многие орудия теперь обслуживались буквально одним человеком.

 

В 12.30 германские парламентеры пробились на итальянский командный пункт и предложили адмиралу Машерпе немедленно капитулировать, чтобы сохранить жизнь своим так называемым «партизанам». Однако адмирал твердо ответил: «Нет», – хотя знал, что этим он подписывает свой смертный приговор (Адмирал Машерпа был предай суду поенного трибунала по обвинению в «измене» и апреле 1944 года в Парме последователями Муссолини, которые объявили себя законным правительством Италии. Он был казнен вместе с адмиралом Кампиони, губернатором Додеканезских островов, отказавшимся передать острова немцам.). Немного позднее генерал Тинли, захваченный немцами, подписал капитуляцию всех британских сил. Итальянцы продолжали сражаться, говоря, что желают показать англичанам, что итальянские моряки знают, как надо умирать. Так как сопротивление продолжалось, немцы в 17.30 доставили генерала Тинли к Машерпе, чтобы он лично подтвердил факт капитуляции. Генерал также хотел поблагодарить адмирала за великолепное поведение его моряков. Он пообещал, что сделает все возможное, чтобы спасти уцелевших итальянцев от расстрелов. Тинли сдержал свое обещание и спас много жизней.

Адмирал Машерпа согласился на капитуляцию итальянских сил только через час – в 18.30. Но в этом безумном хаосе было просто невозможно довести приказ до всех изолированных узлов сопротивления. Во многих местах итальянцы продолжали драться. В течение ночи световыми сигналами приказ был передан на многие укрепления, но гарнизоны отвечали: «Мы не верим! Да здравствует Италия!» – и продолжали бой. Поэтому в некоторых местах схватка затянулась до утра. Немцы привели к «неверующим» итальянских офицеров, которые лично подтвердили приказ о капитуляции. Но как только упрямцы сдались, немцы тут же перебили почти всех.

Адмирал еще мог спастись, добравшись до турецкого берега на катере, который ожидал его в укромном месте в гавани. Твердо зная, что ему не на что надеяться, он предпочел остаться со своими людьми. Как только смолкли последние залпы битвы, длившейся 52 дня, этот катер увез с Лероса итальянский флаг, который позднее вернулся на родину в качестве драгоценной реликвии.

Адмирал Каннингхэм в своих мемуарах так прокомментировал этот эпизод:

«Лерос был итальянской военно‑морской базой. Однако ни итальянские войска, ни их береговые и зенитные батареи не внесли серьезного вклада в оборону».

 

s/v White Russian, 2011. Все права защищены.     -     s/v Barbos: разработка и поддержка сайта